Вина «Тамада» отныне в руках маэстро. Новое звучание грузинских вин от GWS…


 

Несмотря на трепетное отношение к своим традициям, грузинские виноделы стали все чаще обращаться за консультацией к специалистам из старой доброй Европы.

 Как результат, грузинские вина начали приобретать не совсем привычное для нашего потребителя звучание. Так, недавно украинскую столицу посетил мэтр виноделия, энолог с мировым именем Филипп Леспи, который представил киевским специалистам вина ТМ «Тамада» в новой огранке, а также рассказал о своих дальнейших планах.   

Drinks+: Г-н Леспи, Вы являетесь ведущим энологом, чей авторитет признан во всем мире, и имеете за плечами большой опыт работы в хозяйствах мирового уровня, в том числе Chateau Mouton Rothschild. Расскажите, пожалуйста, как начиналась Ваша карьера? Где учились и как достигли таких высот?
Филипп Леспи: Моя семья никакого отношения к виноделию никогда не имела. В свое время я отправился в Бордо изучать агрономию. И когда во время занятий один из ведущих специалистов в области виноградарства профессор Гоар стал перечислять сорта и почвы, я буквально загорелся этой дисциплиной. После мне выпала возможность поработать в одном из знаменитых шато Бордо – Chateau Pape Clement. Вдохновившись опытом, я продолжил обучение в сфере биологии и винопроизводства, после чего получил диплом энолога. Но я вам скажу, как бы то ни было, это всего лишь теория. Работа на виноградниках – вот что действительно интересно. Как вы, возможно, обратили внимание, сегодня на презентации я большую часть времени рассказывал именно о работе с виноградниками, нежели о самом производстве, потому как все начинается именно отсюда.  


D+: На Ваш взгляд, чем отличается работа в грузинских винодельческих хозяйствах от европейских?
Ф.Л.: Если мы сравниваем Шато Гран Крю и любую другую винодельню, скажем, из Испании, Марокко или наш завод «Ачинебули», где производится вино ТМ «Тамада», то, с точки зрения рабочего процесса, разницы между ними особо нет никакой. Именно люди придают вину ту или иную стилистику, а не хозяйство.
D+: Сегодня Вы представили киевским экспертам вина ТМ «Тамада». Расскажите,  пожалуйста, о своем сотрудничестве с этой маркой. Что нового Вы внесли в процесс производства этих вин или философию хозяйства? Что хотели бы сберечь?  Меняете ли Вы стилистику вин тех виноделен, над которыми берете шефство, или напротив – стараетесь сохранять прежние характеристики?
Ф.Л.: Прежде всего, хочу сказать, Грузия – это неимоверно красивая страна, к тому же не загрязненная. У нее большой потенциал. Здесь все – культура, религия – тесно переплетаются с потреблением вина. И это замечательно. На этой земле мы можем создавать то, что хотим. Это, кстати, одна из причин, почему сотрудничество с ТМ «Тамада» мне интересно. Если говорить о стилистике здешних вин или же о их недостатках, могу сказать следующее – мне не нравятся здешние незрелые вина. Сегодня в этой стране производится просто невероятное количество «зеленых» вин. Еще есть один нюанс: Грузия – страна традиций, однако местные виноделы должны, наконец, понять, что порой слепое следование традициям не имеет ничего общего с реалиями нашего времени. Ведь можно совершенствовать вино, при этом не стирая его самобытность. Если «традиция» означает делать плохое вино, в таком случае ее необходимо прервать. Если же в понимании винодела «традиция» означает найти, изучить и раскрыть весь потенциал терруара, лозы, тогда ее стоит сохранять. Сегодня мы как раз изучаем характеристики автохтонных сортов, их возможности на тех или иных участках. Пока у нас было всего лишь два урожая, и, как вы понимаете, этого недостаточно, чтобы говорить о каких-то конкретных достижениях. Моя цель – зрелые вина, причем это касается как белых, так и красных. Помимо этого, я стремлюсь, чтобы стиль ТМ «Тамада» был узнаваем. Сегодня вы убедились, что эти вина фруктовые, сбалансированные, не агрессивные, что не совсем типично для тех грузинских вин, к которым привык украинский потребитель. Наверняка вы обратили внимание, что мукузани достаточно мощный, саперави также весьма характерный, но при этом они оба деликатные. Они прошли хорошую огранку бочкой, а потому танины округлые и структурные.
D+: Конечно, обратила внимание – вина сбалансированные и чувствуется общий стиль. Очевидно, что и завод «Ачинебули», да и в целом компания GWS, попали в хорошие руки. Сегодня вы говорили о том, что Грузия также имеет невероят

ный потенциал для производства игристых вин. Кроме того, Вы начали работу над созданием rose. Расскажите, пожалуйста, подробней об этом проекте.
Ф.Л.: Несмотря на существующий стереотип, что Грузия – страна красных вин, 70% производства приходятся на белые. И, думаю, следующим нашим шагом будет создание качественных игристых. Для этого нам необходимо два-три года. К тому же, мы уже начали работу над производством rose. Моя цель – сухие и фруктовые розовые вина. Сейчас мы как раз изучаем потенциал разных сортов для их создания.
D+: Вы также говорили о производстве айсвайнов. Полагаю, Грузия – не самый легкий регион для производства «ледяного» вина.  
Ф.Л.: О, вы правы. Это просто ночной кошмар винодела (смеется). Для производства айсвайнов мы выбрали сорт Мцване. Как правило, виноград собираем в первых числах декабря, когда температура опускается до -8. Пока что производство «ледяного» вина проходит на экспериментальном уровне, но мы уже достигли хороших результатов. К сожалению, в прошлом году эксперимент не удался из-за погодных условий. Дело в том, что перед тем, как создать что-то новое, необходима непрерывность процесса, в нашем случае речь идет о бесперебойном производстве.   
D+: Как, на Ваш взгляд, марьяж международных и аборигенных сортов влияет на самобытность последних?
Ф.Л.: Безусловно, разные сорта в купаже влияют на характер друг друга. Если соединить в вине Саперави и какой-нибудь бордоский сорт, получится невероятный результат. В свое время я посоветовал нескольким виноделам этот купаж, и они пришли в восторг, так и сказали: «Филипп, ты открыл для нас то, чего мы и представить себе не могли!».
D+: В линейке «Тамада» не собираетесь закладывать подобное вино?
Ф.Л.: Нет. Это были бы вина премиального класса.
D+: Как грузинские почвы влияют на характер вин, созданных из международных сортов?
Ф.Л.: На самом деле, этот вопрос не имеет ответа. Одни сорта предпочитают окисленный терруар, другие – глинистые почвы. Прежде всего, мы отталкиваемся от самого участка, адаптируемся под его характер и смотрим, что можем на нем сделать, как с ним работать. Бывает, почва сложная, но корневище сильное и результат получается великолепным.
D+: С каким грузинским автохтонным сортом Вам интересней всего работать?
Ф.Л.: Мне очень интересны Киси и Цицка. Саперави очень хорош – у него невероятный потенциал.   
D+: Какие блюда грузинской кухни предпочитаете, а, возможно, у Вас даже есть любимая эногастрономическая пара?
Ф.Л.: Недавно я попробовал шкмерули с цинандали. Курица в молочно-чесночном соусе просто превосходно сочеталась с этим вином. Действительно, хорошая пара.


D+: Как часто Вы путешествуете? Какие винодельческие регионы вызывают особый интерес?  
Ф.Л.: Сегодня мне задали вопрос, хотел бы я работать в Украине. Мой ответ: однозначно да. Но, к сожалению, я не могу одной пулей убить двух зайцев. Дело в том, что у меня длительный контракт с грузинскими производителями. И, как я уже заметил, не заинтересован в скоротечных проектах. Если ко мне подойдут и скажут: «Филипп, мы даем тебе много денег, наилучшее оборудование, которое только существует, – создай для нас хорошее вино, но у тебя на это есть два года», я откажусь. Мне интересны долгоиграющие проекты. Сегодня я говорил о том, что люблю работать на виноградниках. Так вот, мне еще интересно работать с людьми, передавая им свой опыт. Это своего рода симбиоз. Если я приду и буду их учить как профессор, это будет совсем уже не то... Могу, но зачем? Я хочу дискутировать с людьми, изучать их культуру, привычки. Собственно, этим я сейчас и занимаюсь в Грузии. Если же говорить о винных дорогах в целом, то такие регионы, как Бордо, Бургундия, Тоскана – для меня слишком истоптаны, поэтому особого трепета я к ним уже не испытываю. Что у меня вызывает интерес? Регионы с широкими горизонтами, в которых мы можем творить, создавать что-то новое.
D+: Наверняка у Вас есть собственная винная коллекция. Сколько в ней позиций? Какая бутылка в ней наиболее дорога Вам?
Ф.Л.: Если ты винодел, то одной из привилегий является доступ ко многим звездным винам. Пожалуй, это же и недостаток профессии (смеется). Моя коллекция томится на ферме в родной Франции. Она насчитывает где-то 1500 позиций, преимущественно вин. Самая старая бутылка винтажа 1945 года. Кроме того, я являюсь счастливым обладателем d'Yquem 1980 – 1986, Mouton Rothschild 1992, Pape Clement 1975, Chateau Haut-Brion 1997, Les Jumel Chapoutier 1962.
D+: По какому случаю Вы согласились бы открыть одну из этих бутылок?
Ф.Л.: О, я очень ревнивый к этим винам и не с каждым готов ими поделиться. Вы знаете, для меня совершенно не имеет никакого значения позиция или же статус персоны. Для меня главное – сам человек. Поэтому, если кто-то мне близок, я могу открыть любую бутылку вне зависимости, кто ко мне пришел в гости. Частенько мы выпиваем вина из моей коллекции в кругу семьи. Мой отец чудесно готовит мясо на своей ферме, а я уж отвечаю за вино.
 D+: Как Вы относитесь к инвестированию в алкоголь?
Ф.Л.: Я не инвестирую в алкоголь. Я считаю, что вино создано для того, чтобы им наслаждаться, а не спекулировать на нем, перепродавая его годы спустя за большие деньги.
D+: Какие винные форумы Вы порекомендовали бы нашим читателям (дистрибьюторам, импортерам, байерам) посещать?
Ф.Л.  Vinexpo и Prowein – одни из сильнейших винных форумов, на которых однозначно нужно бывать.
D+: Наверное, посещая рестораны, Вы, с точки зрения энолога, обращали внимание на работу сомелье? Какие ошибки Вам доводилось наблюдать?   
Ф.Л.: Проблема – это отсутствие времени для того, чтобы подготовить вино, дать ему   подышать, раскрыться. Как правило, посетители приходят в ресторан, выбирают блюдо, а потом под него – вино. На это уходит 15-20 минут. То есть получается, что мы торопим вино, не дав ему должным образом рассказать о себе. Но это, скорее, организационный вопрос, а не ошибка сомелье.
D+: Г-н Леспи, благодарим Вас за интересную беседу.


Филипп Леспи, мэтр виноделия, энолог с мировым именем, пожаловал в украинскую столицу не случайно. Поводом тому послужила презентация вин ТМ «Тамада», дистрибуцию которой в Украине осуществляет «Маруся Бевереджиз Юкрейн». Мероприятие состоялось в апреле в киевском ресторане «Шоти». Знаменитый француз, который произвел не один шедевр мирового виноделия, трудится сегодня над созданием вин для грузинской торговой марки и, кроме того, руководит всеми производственными процессами на винодельне. Его цель – создать живые, зрелые  фруктовые вина. При этом, по замыслу маэстро, новый крой «Тамады» отнюдь не снизит самобытность тех же киндзмараули или саперави, более того, – сделает их звучание тоньше и чище.
Так, совместно с представителями международной компании «Маруся Бевереджиз Юкрейн», которой, собственно, и принадлежит бренд «Тамада», Филипп рассказал столичным экспертам об особенностях создания вин, о разнообразии терруара и насаждений, о стратегиях и подходах.
После презентации Филипп Леспи предложил перейти от теоретической части к дегустации. Первым вниманию публики был предложен сбалансированный «Мцване 2013» с тонкими минеральными нотами, а также оттенками желтой сливы и цитрусовых во вкусе и послевкусии. Несмотря на свою невесомость, вино достаточно гастрономичное и способно долго эволюционировать в бокале. Сменил его текстурный «Цинандали 2013» с цитрусовыми нотами, а также длительным фруктовым послевкусием. Дегустацию красных открыл пряный густой «Саперави 2013» с комплексным ароматом спелой черной вишни, черешни и шелковицы. Гости высоко оценили последовавший за ним насыщенный «Мукузани» урожая 2009 года – щедрый в ароматике и богатый ягодными нотами во вкусе. Филипп подчеркнул комплексность и гастрономичность красного образца. Не менее дружелюбным в компании многих жареных и жирных блюд стал бы «Напареули 2011». Вино буквально переполнено нотами вишни и черешни в аромате, перекликающимися с оттенками фиалок, ежевики и чернослива во вкусе. Идеальная компания для пряных блюд. Последним за красных сыграл насыщенный «Киндзмараули 2013» с фактурным телом и округлыми танинами. Вино разливалось ягодными и фруктовыми оттенками, едва приправленными черным перцем в его финальных аккордах. Идеальный спутник для выпечки, фруктовых салатов и некоторых видов сыров. Завершала дегустацию элегантная чача. Деликатный образец откровенно заигрывал бархатными нотами белой груши и деликатными цветочными оттенками.

Компания «Маруся Бевереджиз Юкрейн» благодарит компанию Vitis Group за содействие и неоценимую помощь в развитии сегмента качественных грузинских вин на алкогольном рынке Украины.

Текст: Ольга Марковец

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!